6 января - праздник Трех Королей и легенда о Четвертом Короле.

К сегодняшнему католическому празднику Tri Kralja (Три Короля) - Богоявление. 
ЛЕГЕНДА о Четвертом Короле.
Очень многие знают красивую легенду о том, как три волхва (или восточных царя) шли за Вифлеемской звездой, чтобы поклониться родившемуся на скотном дворе младенцу-Богу и принести ему свои дары. Но все ли знают, что на самом деле волхвов-царей было четверо? Четвертого царя звали Артабан. Отправившись в путь с дарами, он уже в дороге сделал иной выбор. Ему не удалось увидеть в яслях младенца Христа. Артабан встретился с Ним только через тридцать лет. История и судьба Артабана – поистине трагична, возвышенна и удивительна. И необыкновенно поучительна для юных, вступающих в жизнь, а также для тех, кто в любом возрасте жаждет духовных подвигов и открытий…
В те далёкие времена, когда младенец Христос ещё не родился, предвосхищая его рождение, на небе загорелась яркая Вифлеемская звезда. Мудрецы с Востока, цари и звездочёты, знакомые с магией, увидев звезду, правильно истолковали её значение и немедля отправились в путь, чтобы увидеть Царя всего мира – Иисуса. Они взяли с собой подарки Младенцу и Его матери – золото и самоцветы, драгоценные благовония – ладан и смирну. Имена мудрецов были Гаспар, Валтосар и Мельхиор. Они были великими мудрецами и волшебниками. Помимо того, что, глядя на звездное небо, они разбирались в судьбах мира, знали они также и пути земные. Один из волхвов понимал язык рыб, другой – язык птиц, третий – язык зверей. Все они имели немалое богатство, которого хватило и на караван, состоявший из верблюдов и осликов, и на подарки. Ориентируясь на Вифлеемскую звезду, разговаривая с птицами, рыбами и зверями, чтобы не сбиться с пути, цари отправились в путь.
По сравнению с Гаспаром, Валтасаром и Мельхиором Артабан был беден. Но ему тоже хотелось увидеть новорожденного Царя Мира и поклониться ему. Поэтому он продал все свое имущество и купил три великолепных драгоценных камня - синий, как море, сапфир, алый, как пламя, рубин и большую нежно переливающуюся жемчужину. На это ушло время, и Артабан отстал от каравана царей. Он вскочил на быстроногого коня и пустился в путь.
Долго ли, коротко ли – на одном горном перевале увидел Артабан лежащего на земле человека – избитого и ограбленного. Он поспешил ему на помощь – промыл и перевязал ему раны, посадил на коня и привёз в город. Тут ему пришлось позвать лекаря, поселить раненого в гостинице, купить ему еду и лекарства. Артабан сделал всё необходимое, но он спешил – ему нетерпелось встретиться с новорожденным Царём мира. Так что пришлось нанять больному сиделку – только после этого Артабан со спокойной душой смог отправиться в путь. Но, увы, лишних денег у него не было, и, чтобы всё это сделать, ему пришлось продать один из камней – синий, как море, сапфир. «Ничего, - утешал себя Артабан, - у меня остались ещё рубин и жемчужина!»
Уже совсем было догнал Артабан караван Царей Востока, как услышал тихий жалобный плач. Он доносился из шатра у дороги, из которого никто не выходил. Заглянув в шатёр, он увидел, что все, живущие в нём – и дети, и взрослые, и старики – лежат больные, да так тяжело, что ни один не может встать, даже чтобы попросить кого-нибудь из прохожих о помощи.
Чтобы помочь заболевшему беззащитному семейству, пришлось продать рубин.
«Ну и хорошо, - утешал себя Артабан, отправляясь в дальнейший путь, - у меня ведь осталась жемчужина, а проехать мимо, не вняв мольбам о помощи… Что бы творилось у меня в душе, как бы я посмел приблизиться к Младенцу!»
Дальнейший путь Артабана пролегал через большой торговый город. Там был невольничий рынок. Артабан собирался миновать его, не останавливаясь. Но тут до его слуха донеслись крики, исполненные невыразимой тоски! И Артабан опять бросился на помощь. Оказалось – на невольничьем рынке продавали в рабство, гребцом на галеру, хрупкого юношу, а его старая мать, рыдая, билась в пыли у ног работорговцев, умоляя не забирать её любимое дитя, не обрекать его на мучительное существование и верную гибель. Артабан тут же отозвался на боль несчастной матери, протянул работорговцу жемчужину: «Вот, возьми, это очень дорогой камень, отпусти сына этой бедной женщины!» Работорговец жадно схватил жемчужину, но тут же скорчил постную физиономию: «Не такой уж этот камень дорогой! Мальчишка – гораздо дороже! Давай ещё!» У Артабана ничего больше не было – только он сам. Но как он мог продолжить путь к Младенцу, оставив позади себя полумёртвую от горя женщину и обречённого на страдания, а, может, и на смерть мальчика?! «Возьми меня вместо него», - сказал он работорговцу. Работорговец бросил довольный взгляд на сильного, статного Артабана. «По рукам!» Мальчик бросился в объятия к матери…
Так Артабан стал гребцом на галере.
Тем временем три царя с Востока добрались до пещеры, где родился Иисус, поздравили с Рождеством Марию. Их главная цель – встреча с новорожденным Иисусом – была достигнута. Поднесли дары Матери и Младенцу и вернулись к своей обычной жизни.
А Артабан остался на галере. Он проплавал на ней тридцать с лишним лет. Он постарел и осунулся, но взгляд его светился – он не сделал ничего, что камнем лежало бы на его сердце. И вот, наконец, он стал свободным.
Он по-прежнему хотел увидеть Царя Мира. Правда, он лишился своих камней – но никто ведь не запрещал издали посмотреть на Христа, послушать, что он говорит! Артабан узнал, где сейчас Иисус. Оказалось – направляется в Иерусалим. Артабан тоже направился туда.
Иисус въезжал в Иерусалим на ослике. И ему под ноги бросали цветы. В память об этом событии на стол ставят самые первые весенние цветы – вербу. Старый Артабан стоял в толпе и сквозь слёзы смотрел на Иисуса. Он знал, это – Бог. Ради встречи с Ним Артабан пережил много испытаний, но оно стоило того. Несмотря на перенесенные лишения и тридцатилетнюю отсрочку, это была счастливая встреча. Иисус не заметил Артабана в толпе и ничего не сказал ему, но в Его сияющих глазах бывший царь и бывший галерный раб Артабан прочел ответ на свой невысказанный вопрос: «Лучшие дары – это спасённые тобой люди. Неужели ты думаешь, что в чём-нибудь может быть больше тепла и света, чем в твоих поступках?!»
А дальше ... Христа предали, мучили, казнили. Артабан стоял у подножия Голгофы и слёзы бежали по его обветренному лицу. Он не понимал, как люди, ради которых пришел на землю Иисус и которые (он видел это!) так любили Его, могли так бесчеловечно поступить с Ним. Налетела буря. Удар копья прекратил страдания Иисуса. Видит Бог, Артабан с радостью принял бы все мучения и этот удар под свои рёбра! (Ему не привыкать брать на себя чужие страдания.) Но его ждала другая судьба.
После Воскресения Христова определился путь многих людей. Его ученики стали Апостолами и отправились распространять по Земле Его учение. Многие, видевшие смерть Иисуса и слышавшие слова Его учеников, поверили Ему. Многие потом обрели жизнь вечную на небесах. А Артабан навсегда остался на Земле. Он бродит по горам и долинам, пересекает леса, города и пустыни, плавает по морям и океанам, выручает из беды всех, кто в неё попал. Мало кому по плечу такая участь – жизнь вечная не на том, а на этом свете. Она только для очень сильных и светлых духом. 
И не боится Артабана ни одно живое существо – от цветка до слона. И никто на него не нападает – от осы до льва. Он каждому готов оказать помощь и с каждым готов разделить радость. И снова пуститься в путь, потому что он видел Бога и знает, что ему делать на этой земле.

Совсем в другой религии – в буддизме – такую же участь, как и у Артабана, имеют Бодхисаттвы. И в некоторых ветвях буддизма участь Бодхисаттв считается выше участи Будд.